Перейти к содержимому


Махнёмся не глядя


  • Авторизуйтесь для ответа в теме
В этой теме нет ответов

#1

  • Гости

Отправлено 13 Февраль 2009 - 19:40

Свой первый миллион Герман Стерлигов заработал, создав 20 лет назад одну из первых в России бирж. Уже через пару лет биржа, названная в честь собаки Стерлигова «Алиса», приказала долго жить. Скопленных денег бизнесмену хватило до 2003 г., а затем ему пришлось уехать в Подмосковье и заняться выращиванием овец. Доходы, конечно, уже не те — но предприниматель не унывает, ведь скоро деньги будут мало кому нужны. Люди станут обмениваться товарами, как в первобытные времена, а мощные информационные технологии сделают этот обмен простым и эффективным, уверен бизнесмен. Банкам в такой ситуации не позавидуешь: массовая потребность в кредитах отпадет, и они превратятся в простые расчетно-кассовые центры. На глобальной трансформации мировой экономики Стерлигов собирается неплохо заработать.


ПЕРЕДАЙ ДРУГОМУ


Еще лет десять назад деньги как универсальное средство платежа были совершенно незаменимы. Но уже сейчас во многих ситуациях можно прекрасно обходиться и без них, уверяет Стерлигов. В будущем же потребность в деньгах станет совсем мала. Все дело в развитии компьютерных технологий и Интернета. «Ведь зачем нужны деньги?» — рассуждает основатель «Алисы». Людям, во-первых, сложно договариваться о стоимости товаров, которыми они хотят поменяться, а во-вторых — непросто найти варианты обмена. «“Ростсельмаш” готов отдавать свои комбайны, например, энергетикам. Но зачем они энергетикам? Они нужны, скажем, “Моссельпрому”, а тот готов рассчитываться продуктами. А продукты не нужны “Ростсельмашу”, ему нужен металл для новых комбайнов», — на пальцах объясняет Стерлигов. Деньги эти проблемы решают. Но что делать, если денег у покупателей нет, хотя потребность в товаре и возможность что-то предложить взамен осталась? В 1990-х нередко приходилось использовать принцип натурального обмена, выстраивая длинные и запутанные бартерные цепочки. Поиск вариантов требовал много времени и усилий, а сами сделки порой были весьма непрозрачными. Потому от бартера и отказались.

Другое дело, если переложить проблему выстраивания цепочек товарообмена на компьютер. Компьютеры есть везде, они объединены в сеть, поэтому предприятиям ничего не стоит сообщать о своих предложениях другим предприятиям и изучать варианты контрагентов. А обрабатывать эти предложения должна специальная система, фантазирует Стерлигов: «Если в ней миллионы запросов, такие цепочки собираются легко, причем в каждой участвует не больше 3-5 предприятий. Менеджерам остается лишь выбирать варианты и заключать договоры с другими участниками цепочек». Получается, что бартер будет таким же простым, как и денежные расчеты, радуется Стерлигов. В ситуации, когда у предприятий есть товары на обмен, но нет денег, — чем не выход?

Фермер Стерлигов развивает свою идею не бескорыстно. Именно чтобы создать такую систему, он полгода назад и вернулся в Москву. Время выбрал удачно: через пару месяцев после начала кризиса появились цепочки неплатежей, предприятия все острее нуждались в деньгах. Кризис просто сделал необходимость перехода к товарному обмену более очевидной, говорит Стерлигов, а его детище, названное им тоже «Алисой», будет развиваться и после кризиса. «Финансовая система в нынешнем виде уже умерла. То, что происходит сейчас, — это агония. Наша идея — это вирус. Даже если мы остановимся, она все равно будет развиваться», — утверждает он.

Но есть ли хоть какой-то смысл в бартере, когда денег у предприятий хватает? Ответ у Стерлигова готов. При натуральном обмене потребность предприятий в деньгах будет в разы меньше, а это уже серьезный стимул для того, чтобы переходить на бартер. Конечно, совсем без денег все равно не обойтись: они нужны, например, для выплаты налогов и зарплат. Вообще любая бартерная цепочка должна обязательно заканчиваться покупателем, который оплатит товар деньгами, говорит Стерлигов. Эти деньги перейдут к первому продавцу в цепочке, а остальные просто обменяются товарами. В нынешней финансовой системе деньги должны быть у всех участников цепочки, а при бартерной — только у одного, объясняет Стерлигов, поэтому и не будет нужды в большой денежной массе. Банкам в этой ситуации предприниматель не завидует: «Они, конечно, будут выдавать кредиты — например, на развитие бизнеса. Но кредитовать оборотный капитал уже не понадобится. То есть банки будут выполнять роль расчетных центров». Несмотря на то что вся торговля будет бартерной, совсем без денег не останется никто. «В разных сделках предприятия по очереди будут находиться на первом месте в цепочке и получать деньги», — объясняет свой замысел Стерлигов.


ЧЕСТНЫЙ БАРТЕР

Во сколько такое удовольствие обойдется компаниям? Отказ от кредитов позволит им серьезно сэкономить на выплате процентов. А само использование бартерной системы будет не таким уж обременительным — Стерлигов, например, хочет брать с клиентов 1% от суммы сделки. Надо, правда, учесть, что плата будет взиматься с каждого участника бартерной цепочки. То есть с одной сделки, в которой участвуют пять компаний, можно будет снять 5% — огромный рынок, если на бартер перейдет весь мир. А Россией дело точно не ограничится: иностранцы уже проявляют интерес к его системе, уверяет Стерлигов, и готовы вступить в партнерские отношения. Называть имена этих загадочных иностранцев он не хочет.

Рано или поздно система, фактически контролирующая все товарно-денежные потоки, перейдет под контроль государства, предвидит Стерлигов. Но это его не тревожит: бизнесмен уже готов поделиться контрольным пакетом с государством.

Переход к товарному обмену даст обществу множество выгод, мечтает Стерлигов. Например, государству гораздо проще станет следить за уплатой налогов — ведь все сделки в системе фиксируются, и можно будет легко проследить, сколько товаров и по каким ценам продавали компании. Заодно удастся если и не избавиться от коррупции совсем, то хотя бы значительно уменьшить ее объемы. «Как давать чиновнику взятку? Ведь все будет фиксироваться в системе», — поясняет Стерлигов.

Нарисованное Стерлиговым будущее кажется странноватым. Что ни говори, деньги все-таки вещь удобная. Но электронные системы товарного обмена, позволяющие выстраивать бартерные цепочки, существуют в разных странах уже многие годы. Это, например, американская BizXchange, канадская Canada Barter System или английская Bartercard. Каковы же их успехи? По оценке International Reciprocal Trade я - дебил! позор спамерам!ociation, объединяющей бартерные площадки со всего света, услуги коммерческого бартера сегодня предоставляет около 600 компаний, а мировой объем бартерной торговли составляет $64 млрд — при том что оборот только международной торговли достиг в 2007 г. $13,6 трлн. К торговому обмену прибегают иной раз даже крупные корпорации — например, еще в 1990 г. PepsiCo заключила соглашение с советским правительством о поставке своей газировки в обмен на водку «Столичная». Но дальше этого дело не пошло.

Алексей Непомнящий

источник




Количество пользователей, читающих эту тему: 0

0 пользователей, 0 гостей, 0 анонимных