Перейти к содержимому


Список можно продолжить...


  • Авторизуйтесь для ответа в теме
В этой теме нет ответов

#1

  • Гости

Отправлено 04 Май 2010 - 11:51

САМАЯ БОЛЬШАЯ ДИНАСТИЯ


Это история мальчика из еврейского гетто, который стал «королем кредиторов и кредитором королей». Это самая легендарная династия, которая более двух веков сохраняет и приумножает свое могущество. Это символ щедрой благотворительности.

Основатель империи Мейер Амшель появился на свет в 1743 г. Его первые предпринимательские шаги были направлены на... франкфуртскую свалку, откуда он, подобно сороке, тащил домой разные предметы. После приведения в товарный вид он выставлял их в антикварной лавке под «красным щитом» (Rot Schild) — чьим-то бывшим гербом. С завидным упорством он занимался торговым делом и оказывал услуги — всем, кто мог за них заплатить.

Долго ли, коротко ли, а стал он официальным торговым агентом двора курфюрста Фридриха II, одного из богатейших людей Европы. Постепенно из крупного торговца Ротшильд превратился в торговца очень крупного и финансового посредника между государствами.

Пятеро сыновей Ротшильда стали достойной сменой: Джемс поехал в Париж, Натан — в Лондон, Карл — в Неаполь, Соломон — в Вену, Ансельм остался во Франкфурте. Так возникла банковская сеть Ротшильдов. Они кредитовали целые государства, строили железные дороги и создавали страховые компании, были тайными советниками правителей, обрушивали биржи, нарушали законы и жертвовали нуждающимся. В 1817 г. Карл, Соломон, Ансельм и Джемс получили от австрийского императора дворянство, а через 5 лет — баронский титул. Внук Натана в 1885 г. стал не только сэром, но и пэром, а значит, лордом. Кстати, его отец, Лайонел Ротшильд, 20 лет был финансовым агентом российского правительства.

Каждый из членов этой семьи заслуживает отдельной истории, но мы вспомним об Эдмоне де Ротшильде (1845-1934) — сыне Джейкоба — представителе французской ветви. В конце 19 в. перед лицом угрозы существованию европейского еврейства он взял на себя финансирование поселенческой деятельности в Эрец-Исраэль, начав со строительства новых поселений Ришон Ле-Цион, Зихрон Яков и Экрон.

Сблизившись со Всемирной Сионистской Организацией, Ротшильд способствовал разработке принципов декларации Бальфура. В конце войны его сын, Джеймс, прибыл в Эрец-Исраэль в составе британской армии, где занимался набором еврейских добровольцев в британские части. В 1923 г. Джеймс возглавил Объединение Еврейских Колоний в Палестине.

К 1925 г. имя Эдмона Ротшильда ассоциировалось с культурным, духовным, политическим и экономическим развитием поселенческого движения. Его называли «отцом йешува». В 1929 г. он стал почетным президентом Еврейского Агентства (Сохнут).

Эдмон Ротшильд оставил после себя недвижимость (500000 дунамов земли) и почти 30 новых поселений в Эрец-Исраэль.

САМЫЙ ЛЕГЕНДАРНЫЙ


С. Ан-ский пишет о нем так, словно рассказывает добрую сказку: «Далеко, далеко за морем в Английской земле жил рабби Моше Монтефиоре. Был он великаном во Израиле, и имя его гремело от одного конца мира до другого. Состоял он главным министром и первым советником английской королевы. Даже короли и вельможи чужих стран воздавали ему великие почести. Обладал Монтефиоре несметными богатствами. ... Однако великой славы своей достиг Монтефиоре не властью и богатством, а благими делами на пользу еврейского народа... При всем том был он очень набожен, ни в чем не отступал от закона, строго выполнял все постановления и обряды...»

Мозес Монтефиоре (1784-1884) был одной из самых знаменитых еврейских личностей 19 в. Энергичный, обладавший блестящим умом, совсем молодым занимал он очень важное место в развитии экономики того времени. Идеи страхования и газового освещения, наконец, партнерство с Натаном Ротшильдом позволили ему достичь полного материального благополучия уже в 40 лет.

В 1827 г., отложив все дела, он отправляется с женой (кстати, родственницей Натана Ротшильда) в первое путешествие в Эрец-Исраэль — любовь к Иерусалиму и к Израилю жила в нем с детства. Шесть раз посетил он Эрец-Исраэль, каждый раз оказывая содействие в постройке больниц, школ и синагог. Он насаждал виноградники и масличные плантации, открыл первое в стране сельскохозяйственное училище. На окраине Старого города Иерусалима Монтефиоре построил группу домов, оказавшуюся зародышем того, что ныне известно как Новый город. Все, кто бывал в Иерусалиме, видели мельницу, которую он выстроил, и выставленную рядом его карету. В его честь названы улицы во множестве городов Израиля. В Иерусалиме целые районы носят его имя — Моше — не фамилию.

В 1840 г. евреев Дамаска обвинили в убийстве французского священника. Уважаемых членов еврейской общины арестовали и пытали, двое под пытками умерли. Опасались массового избиения. При поддержке королевы Виктории Монтефиоре и француз Кремье поехали в Египет и добились освобождения арестованных.

После «Дамасского дела» к Монтефиоре обращались евреи многих стран, он отвечал на все письма — советовал, помогал, посылал деньги, в серьезных случаях прибегал к личному вмешательству. В России он встречался с Николаем I и Александром II. Однако обещания российских властителей редко выполняются... Более успешным было заступничество Монтефиоре для евреев Марокко и Румынии.

Сэр Мозес дожил до весьма преклонного возраста — 101 года. Он умер в июле 1885 г., оставаясь в ясной памяти до последней минуты. Его многолюдные похороны стали выражением уважения и благодарности.

САМЫЕ НАШИ


Многочисленные потомки Евзеля Гинцбурга были предприимчивы и образованны. Они породнились с Ротшильдами и другими известными в Европе банкирами. А о щедрости Гинцбургов буквально ходили легенды.

Сам Е. Гинцбург (1812-1878) прославился и разбогател во время Крымской войны. Был награжден орденами, получил звание потомственного почетного гражданина, дававшее право жить в российских столицах. В 1859 г. он основал банк «И.Е.Г.» (самый крупный в России), который процветал десятилетиями, славился надежностью, наладил связи с европейскими банками.

Евзель и его сын Гораций занимались не только финансовыми делами: уважаемые даже властями, они были настоящими консулами еврейского населения царской России. Сохранилась весьма умело составленная Е. Гинцбургом записка, где он ходатайствует о больших послаблениях евреям. Александр II принял многое из рекомендаций известного банкира, но после гибели Александра российское мракобесие отвоевало утерянные позиции...

Е. Гинцбург становится инициатором создания «Общества распространения просвещения среди евреев». В этом начинании роль правительства была совсем пустячной — не препятствовать. Финансировать «Общество» брались сам Гинцбург и другие еврейские благотворители. «Общество» много лет безотказно действовало: выдавались стипендии студентам, читались лекции, велось обучение русскому языку, ремеслам. Не без влияния Гинцбургов было образовано «Общество обучения евреев ремесленному и земледельческому труду» (ОРТ), где люди могли получить востребованные профессии. Кроме того, в России стало много... известных журналистов-евреев: не имея диплома о высшем образовании, они приобретали документ «ремесленника» и могли работать в газете.

Гинцбурги с особенным вниманием относились к талантам. Они помогли «выйти в свет» будущему знаменитому скульптору М. Антокольскому, гениальным скрипачам Я. Хейфецу и Е. Цимбалисту. Марк Шагал и Самуил Маршак в ранней юности тоже не обошлись без внимания семейства Гинцбург.

У Евзеля Гинцбурга, а потом и у его сына был целый штат помощников, которые отвечали на личные обращения попавших в беду людей. Часто их дела поручались опытным адвокатам. Бедняки нередко получали вещи, в которых нуждались (широко известна, например, история «Как Евсей Черномордик получил в подарок швейную машинку «Зингер» и что из этого вышло»). Благотворительность Гинцбургов распространялась не только на евреев. Мало кто помнит, что старший Гинцбург был одним из учредителей Археологического общества в Санкт-Петербурге, а младший — Высших женских курсов, которые впоследствии назвали «Бестужевскими».

Барон Евзель Гинцбург оставил завещание, о котором долго рассказывали в «черте оседлости»: 50000 десятин земли в Таврической губернии — для евреев-бедняков, которые захотят крестьянствовать. Распорядителем завещания назначался Гораций. Позже он именно за благотворительность был удостоен звания действительного тайного советника и выбран гласным в Петербургскую Городскую Думу.

На прощании с Горацием Гинцбургом в петербургской синагоге (построенной на его средства), говорилось, что никогда не будет забыта эта щедрая, благородная семья.

САМЫЙ ДЕЯТЕЛЬНЫЙ


Джейкоб Генри Шифф (1847-1920), выходец из Германии, сделавший карьеру в Америке, — известнейший в своем поколении финансист, филантроп и еврейский лидер.

Он происходил из старой семьи раввинов и бизнесменов из Франкфурта-на-Майне. В 18 лет уехал в Америку, в 28 — стал членом фирмы Кун, Лейб и Ко, частного банка. На протяжении всей своей деловой карьеры он был членом этой фирмы, большую часть времени — ее руководителем. Благодаря успешному финансированию многих деловых предприятий его фирма превратилась во второй по величине частный банк в Америке.

В его деловой карьере дальновидное понимание ситуации шло рука об руку с личными симпатиями. Он несколько раз объехал Америку и понял необходимость расширения железных дорог на запад. Его фирма ссудила громадные суммы Японии во время русско-японской войны и отказалась вести дела с Россией ввиду ее общего средневекового состояния и несправедливого отношения к евреям.

В 1906 г. он стал одним из основателей Американского Еврейского Комитета, призванного защищать права евреев всего мира, и был одним из инициаторов аннулирования договора между Россией и США в 1911 г., поскольку русское правительство распространяло дискриминационные законы на американских евреев, въезжавших в страну.

Джейкоб Шифф активно разыскивал достойные поддержки начинания. В Нью-Йорке он возвел здания для Молодежной Еврейской Ассоциации, Еврейской Теологической Семинарии и одного из строений Барнард-Колледжа, сделал возможной постройку Семитского музея в Гарвардском университете, создал еврейские отделения в Нью-Йоркской Публичной Библиотеке и в Библиотеке Конгресса и многое другое. Важно отметить, что он не только давал деньги, но и участвовал в управлении многими этими учреждениями (хотя, по характеру он не был общественным деятелем): встречался с посетителями, беседовал с работниками. В Доме Монтефиоре, президентом которого он был много лет, он провел много часов, общаясь с пациентами.

Шифф хорошо знал иврит, тщательно соблюдал еврейский закон и несколько более сочувственно относился к еврейской благотворительности, чем к нееврейской (на которую также давал деньги). Он был заинтересован в культурном и экономическом развитии Палестины, но не присоединялся к сионистскому движению, потому что его интерес к еврейству был в основном религиозным.

О Джейкобе Шиффе говорили, что он давал от своего сердца, так же как от своего богатства.

САМЫЙ ЧУЖОЙ



Арманд Хаммер прожил 92 года и сделал все возможное, чтобы его имя не забыли после смерти: написал мемуары, заказал несколько биографий, не скупился на интервью, основал киностудию, создал музей, научный центр и благотворительный фонд имени себя, позаботился о том, чтобы его имя было выложено золотыми буквами в Зале славы нью-йоркского музея Метрополитен. В течение многих лет он упорно добивался Нобелевской премии и британского дворянского титула. Он был единственным капиталистом США, награжденным орденом Ленина. Получил награды и стал обладателем 25 почетных званий 12 стран мира.

Темная сторона шумной биографии Хаммера начинается в 21 год: студент медицинского колледжа, производит незаконный аборт, закончившийся смертью пациентки. Вину берет на себя отец, практикующий врач. Колледж он окончил, но врачом не стал: его больше интересует фармацевтическая компания отца и американский сухой закон. Он находит остроумный способ обойти его — в качестве лекарственного средства продает имбирную спиртовую настойку. Через год Хаммер — миллионер.

Принципы, этика — его не волнуют. Он сотрудничает с российскими большевиками и лично с их вождем: приехав в Россию на несколько месяцев, остался на 9 лет, открыл свое дело и представлял интересы более 30 американских компаний.

В конце 20-х Хаммер вынужден передать все свои предприятия государству. Большую часть денег вывезти не удалось, но в виде компенсации Сталин предлагает ему заняться поиском на Западе валюты для стесненного в средствах государства — разумеется, за щедрые комиссионные. В течение 70 лет Хаммер был для СССР агентом влияния на Западе и занимался легализацией денег, переправляемых для иностранных товарищей. Уезжая, Хаммер вывез для распродажи на Западе уникальные предметы искусства из запасников советских музеев — диктатура пролетариата легко расставалась с прошлым.

Вернувшись в Америку, Хаммер успешно занимается производством алкоголя. К 1946 г. United Distillers стала самой крупной частной компанией Америки в этой области. В 58 лет он продал компанию и приобрел маленькую нефтедобывающую компанию «Occidental Petroleum», хотя ничего не понимал в нефти. Через пять лет было обнаружено первое крупное месторождение, а еще через пять годовой оборот компании превысил $500 млн.

Долгое пребывание Хаммера в России, несомненно, наложило отпечаток на его манеру ведения бизнеса. Законы свободного рынка были ему чужды. Главное — получить госзаказ, и в этой области ему не было равных.

Самая громкая страница его биографии — судебный процесс по обвинению в недозволенном переводе крупной суммы на счет республиканской партии. Именно из-за судимости Хаммер не получил Нобелевской премии и вожделенного английского дворянства и был вынужден тратить огромные суммы на благотворительность, чтобы в памяти потомков остался светлый образ.

Последний большой проект — создание грандиозного, напоминающего мавзолей Художественного музея и культурного центра имени Арманда Хаммера — на средства «Окси». На 2-х фасадах метровыми буквами выложено его имя. В вестибюле — 2-метровый портрет Хаммера, в центральном дворике — бюст Хаммера. Рукопись Леонардо да Винчи (куплена за $5,6 млн.) переименована в «Кодекс Хаммера». Через 2 недели после торжественного открытия Арманд Хаммер скончался.

Незадолго до смерти он объявил близким, что возвращается к традициям отцов. С выполнением обряда бар-мицвы он опоздал на 80 лет и... умер за день до церемонии. Бар-мицва состоялась: роль Хаммера исполнял загримированный актер.

Когда вскрыли завещание, оказалось, что единственный сын получает в наследство сущие гроши, то же — и другие родственники. Оскорбившись, они не присутствовали на церемонии похорон. Самое же большое удивление было впереди: выяснилось, что долги мультимиллионера столь велики, что их невозможно возместить, даже продав все, что осталось от него в этом земном мире...

САМЫЙ СОВРЕМЕННЫЙ



Г-н Кислин — бывший одессит. Он входит в список 500 самых богатых людей мира, он президент Совета директоров компании «Тrans Commodities Inc, NY», хороший знакомый Билла Клинтона и Леонида Кучмы. А еще Сэм Кислин — один из активнейших меценатов современности.

В 70-е годы Семен Захарович Кислин был человеком очень уважаемым: заведовал гастрономом на углу Дерибасовской и Преображенской, ездил на работу «в машине с шофером»... Положение открывало широчайшие перспективы, но будущий Сэм презрел все «ради настоящей свободы».

Выехать оказалось непросто. Что еврей — пришлось доказывать: паспорт Семену Зусовичу выписывал знакомый милиционер, и, чтобы жилось проще, в паспортном столе ему не только поменяли отчество, но и сделали «украинцем».

Чем занимался Кислин следующие 20 лет? Результат его деятельности хорошо известен — корпорация с оборотом большим, чем бюджеты Киева и Москвы разом взятые.

Первые упоминания о роде занятий Сэма Кислина зазвучали на заре 90-х в любопытном контексте. По утверждениям заокеанских изданий, корпорация Кислина оказалась замешанной в совместных делах с печально известным Львом Черным, автором так называемой схемы «толлинга», применение которой на территории бывшего Союза привело к молниеносному разорению десятков крупных предприятий. В качестве наглядной иллюстрации в Украине рассматривают так называемую «Макеевскую трагедию» — гибель макеевского металлургического комбината.

А несколько лет назад в США была впервые обнародована информация: Семену Захаровичу, глубоко уважаемому на Брайтон-Бич и за его пределами, отводилась одна из руководящих ролей в «русской мафии». Поговаривали даже, что он является «отцом» этого синдиката, а по совместительству — агентом ФБР, ну, и ФСБ заодно. Вскоре Кислин дал интервью, сообщив, что ФБР ничего противозаконного в его деятельности не нашло. В защиту репутации Сэма бесстрашно выступил и его друг мэр Джулиани.

Когда Сэма Кислина, чуть ли не единственного из советских эмигрантов, сумевшего прочно оседлать Американскую Мечту, спрашивают об истоках подобного феномена, он смеется. Он поразительно умеет «пиарить» самого себя. Ему и супруге Людмиле, первым из тех, кто родился за пределами США, было присвоено звание почетных нью-йоркцев. (Людмила — директор русского отдела UJA и один из 20 председателей Всемирного Еврейского конгресса, также много лет занимается благотворительной деятельностью.) Этому примеру последовали также израильский город Дайшева — за строительство большой библиотеки для студентов, на которую Кислин перечислил более $3 млн. В текущем году он пожертвовал более $2 млн. американским организациям и частным лицам, занимающимися проблемами бездомности. Щедрость его, несмотря на всевозможные кривотолки, чаще всего становится железным залогом успеха.

С недавних пор Кислин бывает в нашем городе с завидной регулярностью. В позапрошлом году мэр Одессы одарил его званием почетного гражданина города. Официальная причина: Сэм вложил 200 тыс.дол. в создание детского туберкулезного санатория «Ласточка». «Я понимаю, что этих средств на весь комплекс работ по реанимации детского санатория не хватит, но я думаю, что и в Одессе, и среди выходцев из этого города в США найдется немало меценатов, которые поддержат начинание», — заявил Кислин. Вообще он говорит, что «в Украину еще рано вкладывать деньги — настолько несовершенна ее законодательная система, однако финансовая поддержка меценатов, как стране, так и городу, — необходима». Интернет-издание «Еврейские новости» сообщило в декабре 2001 г., что Семен Кислин подписал соглашение об инвестировании $20 млн. в сооружение в Киеве двух культурно-оздоровительных комплексов, каждый площадью более 30 тыс. кв.м.

«Моя мама мне всегда говорила: “Помоги, сынок, другим, Б-г увидит — воздаст сторицей”. И мой Б-г меня пока что не оставляет», — заметил Сэм Кислин в одном из интервью.

САМЫЙ ФИЛОСОФСТВУЮЩИЙ



Жизнь этого человека необычна уже хотя бы тем, что она освещена и вдохновлена философской мыслью. Одна из самых прекрасных концепций, созданных в 20-м веке, — идея открытого общества, принадлежащая австрийскому философу Карлу Попперу, — стала целью жизни Джорджа Сороса. Редкий человек — какой вообще бизнесмен задумывается о философии! А он не только задумывался, он работал над философским трудом под характерным названием «Тяжкая ноша сознания».

Загадка финансового взлета Сороса — это и ум, и талант, и интуиция. Его карьеру анализируют многие, но по-настоящему не понимает никто. Завистники именуют его «удачливым спекулянтом», хотя за его спекуляциями стоит глубокое понимание механизма развития рынка, экономики, психологии и современной цивилизации.

Его инвестиционный фон «Квантум», основанный в 1969 г., сегодня имеет филиалы почти во всех странах мира. И значительная часть его состояния работала и продолжает работать на благотворительность. В 1994 г. его капитал в благотворительных фондах достиг 300 млн. долларов, а в 1995 и 1996 — 350 млн.

Друзья его боготворят, враги — ненавидят. Негативно воспринимается вмешательство соросовских фондов в дело народного образования России — из-за насаждения «чуждых моральных ценностей и нравственных принципов».

По сути, Сорос сегодня — супербогатый филантропствующий космополит, пропагандист и сторонник «открытого общества», он живет по своим принципам и по своей Вере, которые создал сам.

Нелегко даже просто перечислить все благотворительные акции и проекты, которые инициировал Дж. Сорос.

Все началось с благотворительного фонда «Open Society Fund». Сорос — председатель Института «Открытое общество» (ИОО) и основатель сети филантропических организаций в Центральной и Восточной Европе, бывшем Советском Союзе, в Африке, Латинской Америке, Азии и США. В 1992 г. Сорос основал Центральноевропейский университет с главным кампусом в Будапеште. В 2000 г. сеть фондов Сороса потратила 494 млн. долларов на поддержку проектов в сфере образования, здравоохранения, развития гражданского общества и пр.

За последние 15 лет сеть фондов Сороса поддерживала программы и организации гражданского общества в России, способствовавшие хорошему управлению, высшему образованию, соблюдению прав человека, свободе СМИ и свободе доступа к информации, а также развитию библиотек и публичных заведений, особенно в бедных сельских районах. На территории бывшего Советского Союза Сорос создал в 1992 г. Международный научный фонд (МНФ), чтобы помочь ученым в России пережить трудности переходного периода, не прекращая своих исследований и не эмигрируя. Раздав с помощью МНФ более 115 млн. долларов, Сорос сыграл значительную роль в сохранении интеллектуального ресурса страны и предотвращении его использования в разрушительных целях.

В России Сорос с 1996 г. финансирует проект «Университетские центры Internet». Целью проекта было открыть и поддерживать в течение пяти лет функционирование в 32 университетах России центров открытого доступа к глобальной информационной компьютерной сети Internet. Вклад Сороса в проект составил 100 млн. дол., а вклад российского правительства — 30 млн.

Основополагающей ценностью и центральной идеей г-на Сороса является становление открытого общества. Об этом его книги: «Открывая советскую систему», «Поддерживая демократию», «Дж. Сорос о глобализации» и др.

Сорос никогда не скрывал и не отрицал своего еврейского происхождения; он просто обходил этот вопрос. Его старый друг Байрон Вин заметил: «Он не отрекался от своего народа, но он не хотел и того, чтобы национальность определяла основные черты его неповторимой личности. Когда он приехал в США, национальность прикрепляла его к некой касте, а Джордж хотел быть свободным, оставаться вне всяких каст».

В начале 90-х его друзья и сотрудники отметили перемены в его отношении к религии и пробудившийся интерес к своему прошлому. Он просил у знакомых, и том числе Даниэля Дорона, соответствующие книги, включая Талмуд. «Он стал интересоваться еврейской культурой. Он как-то внезапно осознал, что не появился из пустоты», — говорит Дорон. На церемонии открытия фонда Сороса в Бухаресте он вышел к собравшейся толпе и воскликнул: «Я Джордж Сорос, и я венгерский еврей!»

Источник




Количество пользователей, читающих эту тему: 0

0 пользователей, 0 гостей, 0 анонимных